Налоговые споры в Краснодарском крае и Республике Адыгея 8 (988) 953-50-20; 8 (861) 664-25-11 112@oktavian.org

Одним из основных направлений деятельности юридической компании «ОКТАВИАН» в городе Краснодаре и Краснодарском крае является юридическое сопровождение компаний «Абонентское юридическое обслуживание»
Подробнее...

Для урегулирования налоговых споров необходимо применение хорошо продуманной стратегии, важно не упустить даже мало весомых аспектов и конечно наличие большой практики ведения споров с налоговым органом
Подробнее...

Правильное оформление документов и подготовка бумаг, четкая тактика и стратегия ведения дела, значительный опыт и нестандартных подход к делу позволяет нам найти выход из любой ситуации, обеспечив наилучшую защиту интересов каждого клиента
Подробнее...

Как налоговая инспекция манипулирует нечеткими формулировками НК на примере критериев взаимозависимости?

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

26 мая 2019
How the tax Inspectorate manipulates the unclear wording of the tax code on the example of interdependence criteria

Налоговая инспекция – это государственный орган, выполняющий функцию добровольного сбора налогов с честных и добропорядочных налогоплательщиков и функцию принудительного сбора налогов с налогоплательщиков нечестных и недобропорядочных.

Нередко налоговая инспекция путает, где честные, а где нечестные плательщики налогов, из-за чего первые страдают, а последние радуются.

Возникает подобная ситуация за счет не всегда четкого и недвусмысленного значения формулировок, присутствующих в Налоговом кодексе России.

Налоговая активно пользуется не всегда понятными и однозначными трактовками норм НК, в особенности это касается определения критериев взаимозависимости.

Из-за отсутствия требований у судов предоставления безоговорочных доказательств взаимозависимости, сложилась практика, что налоговым инспекторам по сути абсолютно не нужно искать доказательств прямого влияния одного налогоплательщика на другого. Налоговой достаточно предъявить суду косвенные доказательства.

В юридической практике сложилась ситуация, которую адвокаты называют «презумпцией взаимозависимости», когда наличие оснований для взаимозависимости уже является доказательствами.

В частности, такими доказательствами могут быть владение одной компанией более 25% уставного фонда другой, совпадение состава администрации, подчинение персонала одной компании администрации другой компании, или родственная связь руководителей двух взаимозависимых налогоплательщиков.

П.7 ст.105.1. Налогового кодекса РФ позволяет судам признавать взаимозависимыми налогоплательщиков и по другим причинам, если они позволяют одному контрагенту оказывать влияние на другого.

А поскольку единых критериев, определяющих, что компании взаимозависимы, нет, то с одной стороны – налоговой очень трудно найти весомые улики, с другой стороны – наличия предположений зачастую уже хватает, чтобы обвинить компанию в нечестности.

При попытках найти подтверждения подозрений о злоупотреблениях налогоплательщиков с взаимозависимостью, налоговики используют косвенные признаки, такие как один телефонный номер или один адрес двух компаний, или один IP при заходе в Банк-Клиент, или открытые счета в одном и том же отделении банка.

Помимо главного признака взаимозависимости, вызывающего стопроцентное подозрение, а именно факта, что контрагенты осуществляют операции исключительно друг с другом, налоговые инспекторы могут расценить наличие взаимозависимости и по другим признакам, не столь явным, но тоже бросающимся в глаза, особенно во время выездной проверки.

Перечислим эти признаки.

1) Один офис, один сейф, один бухгалтер

Налоговая инспекция расценивает две компании взаимозависимыми, если они работают в одном офисе.

Ситуация, когда в сейфе одной компании хранятся регистрационные документы и печати другой компании.

Ситуация, когда обе компании используют одну кассовую технику, когда в обеих компаниях работает один и тот же персонал.

Такие ситуации не могут не вызвать подозрение, что две компании взаимозависимые и одна из них не только оказывает влияние, но и принимает решение за другую относительно ее деятельности, фактически управляет ею.

Например, налоговая служба смогла доказать факт дробления бизнеса, когда ИП и другая компания произвели раздел торговой площадки в магазине, при этом ИП благодаря такому разделению смог сохранить ЕНВД, не перешел на УСН и таким образом, существенно уменьшил налоговую нагрузку.

Для налоговой хватило доказательств формального дробления и взаимозависимости двух субъектов предпринимательства в виде функционирования на торговой площадке общих кассовых аппаратов и общего персонала, одетого в одну одежду. 

2) Наличие информации о взаимозависимости компаний в Интернете

В современном информационном мире трудно что-либо скрыть, в том числе и взаимозависимость двух налогоплательщиков.

В Интернете полно комментариев на различных форумах о работе того или иного заведения – магазина, кафе, ресторана, салона и т.д.  

Помимо клиентов, информацию, подтверждающую взаимозависимость компаний могут оставить и сами работники фирм – случайно или даже нарочно, в случае бывших сотрудников.

Налоговые инспекторы регулярно отслеживают подобные форумы и охотятся на такую информацию, несмотря на то, что такой «сигнал» налоговикам могут послать и специально конкуренты или недоброжелатели, налоговики уже достаточно наловчились, чтобы определить, где информация — откровенный фейк, а где «зацепка» за взаимозависимых контрагентов.

Смотрите также:  Какие уловки использует налоговая на комиссиях

Для суда «улики» из Интернета также вполне приемлемое доказательство.

Например, был случай, когда одна компания провела реорганизацию в другую компанию с целью невыплаты недоимки по налогам.

Налоговая инспекция смогла взыскать недоимку со вновь образовавшейся реорганизованной фирмы за первого налогоплательщика, использовав в суде в качестве доказательства комментарии на Интернет форуме бывшего сотрудника фирмы, подтвердившего в переписке с другим пользователем, что компания прошла реорганизацию исключительно с целью сокрытия налогов.

3) Создание новой фирмы в момент достижения другой фирмой лимитов дохода по УСН

Связь между двумя фирмами, заподозренными в злонамеренной взаимозависимости, проверяется инспекторами зачастую, не выходя из своих кабинетов. Достаточно просто проверить дату и время, когда была зарегистрирована компания по ЕГРЮЛ. Если новая компания была создана перед тем, как основная компания приблизилась к лимитам доходов по УСН, то этой информации также будет достаточно и налоговой, и суду, чтобы объявить эти две компании взаимозависимыми.

Инспекция ФНС всегда использует угрозу превышения лимита доходов, чтобы обвинить налогоплательщика в преступном дроблении бизнеса, поэтому даже если компания и не преследует цель ухода от налогов – на это следует обращать внимание, чтобы не нажить неприятностей с инспекцией.

4) Фирма платит за другие фирмы

Одним из явных признаков наличия взаимозависимости по мнению налоговой инспекции является факт оплаты услуг или товаров одной фирмы за другие компании.

То есть, фирма оплачивает услуги или товары за других налогоплательщиков. Ситуация, не всегда характерная именно для взаимозависимых компаний, но которую лучше избегать.

Поэтому, если одна компания платит за охрану не только своей комнаты в офисном здании, а платит за охрану всего здания, в котором работают и другие компании, налоговая может, если первая компания не является арендодателем, негативно воспринять такой факт и начать проверку.

Это же касается и транспортных затрат – когда работники на одно предприятие доставляются служебным транспортом другого предприятия без заранее заключенного договора между ними о предоставлении соответствующих услуг.

Подобное дружелюбие контрагентов может сыграть плохую шутку с ними, а заодно и с налоговыми инспекторами.

6) Использование контрагентами одних товарных знаков

Другой признак взаимозависимости – использование одного товарного бренда. Не другой компании, конечно, а одной из фирм.

Если две формально абсолютно разные компании реализуют товары или услуги под одним торговым знаком – это явный признак связи двух таких компаний, использующих систему дробления бизнеса.

В судебной практике также можно найти случай, когда из-за доначисления налогов компания обанкротилась, в результате чего ФНС не смогла взыскать всю сумму налогов.

Но налоговики взыскали оставшуюся сумму с другой фирмы, которая по факту была организована для перевода бизнеса из первой фирмы. Основным доказательством налоговой в суде стало использование обеими компаниями одного товарного знака.

7) Идентичность текста в документообороте

Одним из наиболее спорных, но также принимаемых судами доводов налоговой, обвиняющей контрагентов во взаимозависимости, является аргумент идентичность документооборота.

Что налоговики считают признаком взаимозависимости?

Идентичность текста в договорах, уставах, кассовой документации.

Речь идет не только и не столько о самом содержании текста, поскольку зачастую уставы и договоры берутся из Интернета или передаются из рук в руки (из компьютера в компьютер) коллегами по бизнесу.

Речь идет о признаках схожего оформления, когда совпадает не только текст двух уставов, но и его расположение на листах, вместе с ошибками и опечатками.

Все признаки, говорящие, что документы готовил один человек, могут стать доказательством в суде обвинения налоговой во взаимозависимости налогоплательщиков.

Смотрите также:  Как оспорить решение налоговой проверки?

Но стоит отметить, что суд не будет принимать этот факт за основу обвинения, к нему обязательно суд потребует предоставления других доказательств.

Любой неофициальный признак может служить дополнением к основным доказательствам, но не главной «уликой».

8) Один поставщик услуг — один IP, один оператор, один администратор, один телефон, один нотариус, один доставщик воды

Еще одним косвенным и весьма спорным доказательством взаимозависимости может стать использование услуг компанией и контрагентами одного поставщика.

Например, две находящиеся под подозрением компании пользуются услугами одного нотариуса, или оформляют цифровые подписи у одного оператора, или даже заказывают питьевую воду у одного поставщика.

Все эти признаки могут стать подозрением в какой-либо связи двух компаний.

Естественно суд не будет буквально принимать такое доказательство, в особенности, если две фирмы арендуют офисы в одном здании, напротив которого и работает вышеупомянутый нотариус.

Или если в городе вообще один нотариус, один интернет-провайдер и один развозчик горячих обедов (наверняка сам суд в таком случае будет под подозрением во взаимозависимости со всем остальным городом, уплетающим котлеты службы доставки обедов).

Другое дело, если два контрагента имеют юридические адреса в разных концах города, но пользуются одним номером телефона.

Но в любом случае такое косвенное подозрение должно подкрепляться чем-то более существенным, например, тем, что одна из компаний сотрудничает и совершает операции исключительно только с другой подозреваемой фирмой.

9) Дружба или родство учредителей контрагентов

Еще одним косвенным доказательством могут стать личные отношения учредителей или директоров двух фирм, сделки между которыми попали под подозрение налоговой.

Суд может признать взаимозависимость компаний, если руководство или учредители двух компаний отец и сын, брат и сестра, муж и жена или просто хорошие друзья, регулярно общающиеся и даже работающие в одном офисе.

Более того, в судебной практике были случаи, когда взаимозависимость доказывалась тем фактом, что когда-то учредители двух компаний были акционерами уже несуществующего предприятия.

При этом суд даже не удосужился рассмотреть доказательства самого принципа существования взаимозависимых налогоплательщиков — а именно, возможность одного налогоплательщика оказывать влияние на другого.

Хотя наличие связи не может быть единым доказательством, требует других подтверждений и не может быть использовано при формальном подходе.

Поэтому тот факт, что два учредителя двух компаний закончили один и тот же университет в одном году не может быть признано доказательством их преступной связи, учитывая, что в тот же год выпускниками стали еще две тысячи человек.

В ситуации с родственниками также не все однозначно.

Сам факт наличия родства не может служить основанием того, что один родственник может зависеть от другого родственника, а ведь именно зависимость двух людей и считается основанием для признания их компаний взаимозависимыми.

Другое дело, если один из родственников содержит другого – муж жену (или жена мужа), отец сына (или дочь, или наоборот дочь содержит отца). При этом в ситуациях с супругами не важен даже факт их развода – если одной компанией руководит экс-муж, а другой экс-жена, налоговая инспекция будет считать их взаимозависимыми, равно как и их компании.

Характерный момент вообще во всей ситуации с косвенными доказательствами взаимозависимости – это трактовка наличия или отсутствия зависимости двух лиц при наличии у них общих детей.

Налоговая однозначно считает наличие общих детей доказательством взаимозависимости.

А вот суд считает иначе – наличие общих детей у двух учредителей не зафиксировано в перечне родственных отношений, указанных налоговым законодательством. При этом налоговая не имеет право самостоятельно определять, где есть, а где нет родственных отношений.

Яндекс.Метрика