Одним из основных направлений деятельности юридической компании «ОКТАВИАН» в городе Краснодаре и Краснодарском крае является юридическое сопровождение компаний «Абонентское юридическое обслуживание»
Подробнее...

Для урегулирования налоговых споров необходимо применение хорошо продуманной стратегии, важно не упустить даже мало весомых аспектов и конечно наличие большой практики ведения споров с налоговым органом
Подробнее...

Правильное оформление документов и подготовка бумаг, четкая тактика и стратегия ведения дела, значительный опыт и нестандартных подход к делу позволяет нам найти выход из любой ситуации, обеспечив наилучшую защиту интересов каждого клиента
Подробнее...

Взыскание долга ликвидированного должника с третьего лица – почему налоговая служба не имеет права это делать?

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

28 февраля 2019
Recovery of the debt of the liquidated debtor from a third party – why the tax service has no right to do it

Когда налогоплательщик уже прошел процедуру ликвидации, его долг перед налоговой никуда не пропадает и в процессе самой ликвидации налоговики имеют право взыскать с ликвидированной компании долг имуществом и деньгами.

Иногда имущество такого должника оказывается в собственности третьего взаимозависимого лица. Имеет ли право налоговая инспекция взыскивать с третьего лица имущество уже ликвидированного должника, пользуясь правом, предусмотренным подп.2 п.2 ст. 45 и п.8 ст.50 Налогового кодекса России?

ФНС однозначно утверждает, что да, налоговая имеет право взыскивать имущество с взаимозависимого лица ликвидированного налогоплательщика и его ликвидация абсолютно не является препятствием для отношений налоговиков и третьих лиц в отношении долгов ликвидированных компаний. Свою точку зрения о данном вопросе ФНС указывает в письме под номером СА-4-7/24347 от 19 декабря 2016 года. 

Но не все с такой позицией согласны и главное, с этим согласны не все суды, о чем можно узнать, проанализировав решения судов, рассматривавших споры третьих лиц с налоговой службой.

Как рассматривают суды право налоговой взыскивать имущество с третьих лиц после ликвидации основного налогоплательщика?

Например, в рамках дела А06-6687/2015, в котором победу одержала налоговая инспекция, в различных судебных инстанциях было установлено, что передача имущества третьему взаимозависимому лицу осуществлялась исключительно с целью сокрытия налогов и утаивания имущества от взыскания.

Суд подтвердил, что налоговая служба в таком случае имеет право обращаться к ст. 45 Налогового кодекса, при этом в данной статье нет категорического утверждения, что взыскать со взаимозависимого лица можно исключительно долг действующей, а не закрытой компании. 

Смотрите также:  Банкротство супругов – объединение дел и порядок их управления

Другую ситуацию и абсолютно другую точку зрения суда можно наблюдать в деле А48-5782/2015. Там требования налоговой инспекции взыскать долг уже ликвидированной компании с третьего взаимозависимого лица судом были отклонены.

Аргументом для такого решения суда стала норма, предусмотренная в Законе о банкротстве. В ст. 142 данного закона говорится, что неудовлетворенные требования кредиторов по причине отсутствия имущества у должника автоматически считаются погашенными долгами. А поэтому оснований для истребования уже погашенного долга у третьих лиц у налоговой инспекции нет.

Какие выводы можно сделать?

Эксперты в области права склоняются ко второй позиции судов, считая, что все-таки налоговая не имеет права, руководствуясь статьей 45 Налогового кодекса, взыскивать имущество с третьих лиц после фактической ликвидации основной компании – должника.

И обусловлено это следующим. В том же НК, в статье 44 четко поясняется, что ликвидированный налогоплательщик уже не несет обязанности по уплате налогов или долгов, поскольку в рамках ликвидации он уже рассчитался согласно ст. 49 с государством. В другой статье кодекса, в ст.59, оговаривается, что все недоимки, невыплаты и задолженности как по налогам, так и по штрафам, также списываются при ликвидации налогоплательщика.

А если у основного налогоплательщика уже нет никаких обязанностей перед налоговой, то, соответственно, руководствуясь статьями 45 и 50 Налогового кодекса, у налоговой инспекции нет никакого права взыскивать долг с третьего лица. Ведь это третье лицо отвечало бы в данном случае не за свою деятельность, а за уже несуществующие долги уже несуществующей компании. А несуществующий долг не может быть взыскан, на то он и несуществующий.

Смотрите также:  Как истребовать алименты с должника, объявленного банкротом?

Данный вывод, который можно сделать исходя из основ российского налогового законодательства, целиком соответствует принципам определения долгов по налогам и штрафам как неподлежащим к уплате, то есть безнадежным.

В чем же причина двойственного подхода к проблеме даже со стороны судов?

С одной стороны, сделанные нами выводы не облечены в четкую формулировку в каком-либо законе, чтобы прийти к ним, нужно выстроить цепочку из смыслов нескольких статей Налогового кодекса. Этим и пользуется налоговая, которая на том же суде говорит, что нет четкого запрета взыскивать имущество с третьих лиц за долги ликвидированных налогоплательщиков.

Но с другой стороны, налоговая служба действует в рамках налогового законодательства, являющегося частью публичного права, предусматривающего тщательное выполнение указанных в законе запретов и предписаний, не допускающего произвольного толкования закона по своему усмотрению.

В законодательстве нигде не указано, что налоговая не имеет права взыскивать долги ликвидированных компаний с третьих лиц, но в законодательстве нигде не говорится, что налоговая имеет право делать это. Зато в законодательстве ясно дается понять, что долги ликвидированных компаний исчезают вместе с компанией в процессе ликвидации или банкротства. 

Поэтому, по мнению экспертов-правоведов, позиция ФНС и практика некоторых судов прямо противоречат законодательству России.

Использование юридического принципа «допустимо все, что не запрещено законом» противоправно со стороны налогового органа, как представительного органа государственной власти. Этот принцип может использовать налогоплательщик, но никак не налоговый орган, который обязан выполнять только то, что предписано в законах.

Яндекс.Метрика